О ВОЙНЕ

 

ВЕСНА СОРОК ПЕРВОГО

Через зелёные поля,
Предвестьем грозным урагана,
Плывёт багровая ладья
Навстречу чёрному дракару.

И смерть уже призывно реет
В похожих цветом парусах,
И чей вперёд удар поспеет,
Известно лишь на небесах.

И гордецов не остановит
Господь, ни этих и ни тех,
Даруя им свободу воли
Кровавых будущих потех.

Когда б вы знали, ратоборцы,
Кто после вас займёт эфир!
Какая нечисть! Из каких колодцев!
На ваших трупах справит пир.

Сквозь неба пыльного громаду
Кричат над вами облака –
"Не отверзайте двери ада!"
Но тяжек сон и сталь крепка.

 

***

Конечно же – враги!

И в мрачных зеркалах

тевтонских шлемов

Ни звёзд, ни солнца

не увидеть мне.

Всё это так, но в битве

при Арденнах

Я всё же на восточной стороне.

 

ДЮНКЕРК

И ведь почти уже свершился
Сей справедливый приговор!
Зачем Адольф остановился,
Мне не понятно до сих пор.

 

ГЕНЕРАЛИССИМУС
(к 50-летию со дня смерти)

Хозяин стальной пирамиды,
Немыслимых прежде высот,
Старик был матёрый, он ведал
Состав государственных вод.

Титану такого размаха
Совсем не к лицу темнота –
Ему бы венец Мономаха
И светлое знамя Христа!

Но чёрная тень пентаграммы
Сдавила угрюмый Восток,
И рухнули красные скалы
В египетский мёртвый песок.

 

ДРУГОЙ ГЕНЕРАЛИССИМУС

Врагам Христовым
В глотку бандерилья –
Вот кто такой
Наш славный каудильо!

 

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА

Германские полки – оружье Провиденья! –
Нагрянули ордой на бывший град Петра.
"Сей город будет пуст!" Закончилось терпенье,
И очертила круг незримая рука.

И наречённый в честь посланца преисподней,
Тот город, как магнит, притягивает смерть,
И пьёт из чаши ярости Господней,
И за собою тянет умереть.

И, может быть, печально вспоминали
Текущие рекой на встречу к праотцам
Тот бешеный февраль, когда Царя предали,
Швырнули Божий дар на поруганье псам.

Толпой была растоптана корона.
И кровь святых взывала к небесам,
Чтобы с высот Господнего престола
Раздался возглас – «Аз воздам!»

Дела земные не остались без вниманья –
Жестоких чисток мрачная пора
Была началом грозным наказанья,
Прологом страшной казни Ленингра.

И вот на санках в дальнюю дорогу
Уж едут трупы. Души – пред Судом.
Молясь о них, да убоимся Бога!
И Он, быть может, нас пожалует Царём.

 

На главную