Андрей Трасковский. "Ни короля, ни королевства..."

Сборник стихотворений

Москва

2007

 

VINCERE, VINCERE, VINCERE!

 

Христианин побеждает всюду и побеждает всегда. Только победа бывает разной в зависимости от обстоятельств.

"Ни короля, ни королевства" – это значит, что каждый из нас не гражданин страны, которой не существует. Это значит, что каждый из нас в своей собственной личности (на принципе личности основана Религия Личного Бога) приобретает усиленное обстоятельствами значение, т. е. победу на более высоком новом этапе.

Принцип победы, столь очевидный в Христианстве, заложен во всём мироздании (и мироздание окончательно победит при Втором Пришествии Спасителя).

Великий биолог Ганс Дриш продемонстрировал этот принцип на таком примере: если разрезать жаберную коробку асцидии на мельчайшие части, то из каждой частицы образуется новая целая асцидия. Возможности такой регенерации (терминологически точнее – реституции) были сдерживаемы и ограничены Божественным порядком до того момента, когда понадобилось расширение всех возможностей.

То же самое и в личности поэта, в содержании поэзии, в её форме.

Заложенная возможность в природной (на мой взгляд, близкой к Жуковскому) лирике Андрея (Анджея – как мы привыкли его называть) Трасковского –

 

В угрюмый предрассветный час,

Взрывая снежный шлях,

Четыре всадника летят

На яростных конях.

 

На древний боевой курган,

Где их заданье ждет,

Поспели точно. Тишина.

И только снег идёт.

 

– эта лирика мобилизуется и занимает оборону против хаоса на месте ставшего призраком королевства:

 

Застыли. Мир дрожит принять

Свирепый дар судьбы.

Но вот четвёрке подан знак,

И кони – на дыбы!

 

– на «злобных троллей»; в мечтательный поход, как "молодой синеглазый фашист" –

 

Не вернутся домой соколики,

Не увидят родимых мест.

Им наградой с хитона Господнего

Будет свастики огненный крест!

 

Падают последние надежды на воссоздание королевства:

 

Казалось утром тем далёким –

Ура! Отчизна спасена!

Широким танковым потоком

Сметёт подонков имена.

 

Но в вечер – дикий взгляд с экрана.

В дрожащих пальцах сопли, нос.

И понял я – страна пропала.

Нет главаря! И танки под откос.

 

(На 19-ое августа)

 

Но "кони на дыбы" – и мы занимаем оборону. Чего? Как знать, может быть, эта оборона восстановит на новом этапе и королевство (хотя бы в одной его части – на Северо-Западе) и мы вернёмся к отдохновенной лирике?

 

Там, где кросны скал Рипейских

Ткут прозрачный небосвод,

Белый лунь, певец борейский

Гусли звонкие возьмёт.

 

Пальцы скальда тонки, чутки,

Тронут нерв слепой струны,

И пронзят мне сердце звуки

Первозданной чистоты.

 

Ведь и в безнадёжности есть надежда. В повести Джозефа Конрада "Тайфун" капитан спокойно отдаёт приказания, и корабль выходит из опасной зоны. "Вы с самого начала знали, что мы спасёмся?" – спросил помощник. "Я был уверен, что мы погибнем", – ответил капитан.

Ведь главная победа личности, обретшей в себе и короля и королевство, именно в обороне, чтобы "кони на дыбы". А внешняя победа – это вторично. "Неудача" не мешает Победе главной.

Уинстон Черчилль писал об одном военном эпизоде: "…город едва ли можно было успешно оборонять, но его нужно было оборонять до конца". В самой обороне – Победа.

Он также писал об одном английском генерале (генерале Гордоне): "Лишь две вещи придавали ему сил: честь и Христианская Вера. Первая заставляла его раз и навсегда отказываться от решений, которые казались ему неверными... Вторая же была реальным источником его силы... "Посмотрите на меня сейчас, – говорил он, – у меня нет армий, чтобы ими командовать нет городов, чтобы ими управлять. Я надеюсь, что смерть освободит меня от боли, и мне дадут великие армии, и я буду владеть огромными городами".

Анджей Трасковский поэт. А это значит, что он поэт не только в стихах (поэт "только в стихах" – удел ремесленника), но он поэт лично (как и должно быть поэту). Лично – подразумевает действие, исполнение личного долга перед Богом. Поэтому он один из трёх организаторов общества "Православное Действие", общества, обороняющего Истину от мертвецов, претендующих на создание мёртвого королевства на месте уничтоженного живого, и в этой обороне его и наша победа.

 

Ни короля, ни королевства,

Но мы останемся верны,

И порази нас гром небесный,

Коль станем слугами толпы!

…..

А не сдавшихся в гибельный морок –

Не руины сгоревших планет –

Будет ждать ослепительный Город

В золотой императорский цвет.

 

Станислав Красовицкий

15 марта 2007 года.

 

ЧЕТЫРЕ ВСАДНИКА

 

ЗИМА

В угрюмый предрассветный час,

Взрывая снежный шлях,

Четыре всадника летят

На яростных конях.

 

На древний боевой курган,

Где их заданье ждёт,

Поспели точно. Тишина.

И только снег идёт.

 

Собрались молча вчетвером

Перед исходом тьмы –

Один с отточенной косой,

Другой с лицом чумы,

 

А третий был с прямым мечом,

Блестящим как алмаз,

Четвёртым отрок был седой,

С голодным блеском глаз.

 

На их измученных губах

Не тает белый прах,

И мысль усталая одна

В холодных черепах –

 

"Семь тысяч с половиной лет

Промчались чередой,

Последний раз выходим в свет,

А после – на покой!"

 

Застыли. Мир дрожит принять

Свирепый дар судьбы.

Но вот четвёрке подан знак,

И кони – на дыбы!

 

декабрь 1994

 

***

Изнемогает Третий Рим

Под властью злобных троллей,

Не вражьей силой одолим –

Господней волей.

 

Застывшему в тоске предсмертной

Даны на выбор чаши две:

Лекарство покаянья – в первой,

А во второй – небытие.

 

Коль перву чашу примет город

И упадёт пред Богом ниц,

Услышит вновь победный грохот

Своих имперских колесниц!

 

1995

 

БУДЁННОВСК

Пусть не мы виноваты,

Есть за нами должок.

Из Ипатьевской ямы

По спине холодок.

 

Снаряжая тачанку

На повторный забег,

Мечет горлом кровянку

Недорезанный век.

 

июнь 1995

 

***

Семьдесят пять веков

Лязгает хроноса пасть.

Вызрел последний плод.

Время ему – упасть.

 

1995

 

ПРАВНУК ЕСЕНИНА

В ключевой родниковой сторонке

Под шальной соловьиный свист

Полюбил озорную девчонку

Молодой синеглазый фашист.

 

Умывались берёзовым соком,

В чистом поле встречали рассвет,

И звенел колокольчик-колокол,

На зелёном лазоревый цвет.

 

Но взревели багровые воды,

В грозном небе ударил набат,

И ушёл синеглазый воин

Боевою тропой на закат.

 

Наступая в железном потоке,

За Отчизну и Веру свою

Принял молодец пулю на вздохе

В колдовском, смертоносном краю.

 

Войско русское двинулось дальше,

А в кургане, спокоен и тих,

Синеглазый лежать остался

Среди павших друзей своих.

 

Не вернутся домой соколики,

Не увидят родимых мест.

Им наградой с хитона Господнего

Будет свастики огненный крест!

 

1995

 

***

Вот зимний Гелиос над нами

Плывёт сквозь гробовую тишь,

Окровавленными перстами

Касаясь леденелых крыш.

 

И видно, что покинуть хочет

Сей край немыслимых чудес,

Где друг о друга зубы точат

Сыны арктических небес.

 

Но в тёплых водах Атлантиды

Не обрести ему покой,

В соцветье изумрудной тины

Вонзившись огненной стопой.

 

И одержим любовью странной,

Не убоявшись холодов,

Взойдёт он снова над угарной

Страной некрашеных столбов.

 

1996

 

БЛИЗ ЕСТЬ ПРИ ДВЕРЕХ

Будет в петлях шершавых болтаться

Череда покалеченных лет.

И сполохи ночных ликвидаций.

И разрывы железных комет.

 

Станут души адептов метаться

В лабиринте неистинных вер,

И стадами безликими мчаться

По змеиному следу химер.

 

И галактика ужаса взвоет!

Но лишь тех, кто отрёкся Огня,

Звероящерной пастью накроет

В приближении Судного Дня.

 

А не сдавшихся в гибельный морок –

Не руины сгоревших планет –

Будет ждать ослепительный Город

В золотой императорский цвет.

 

1996

 

***

Успеть бы, покаяться, други!

Успеть бы, коль живы пока –

Пока нас костлявой старухи

За горло не схватит рука.

 

1989

 

***

Из отравленного града

На санях забытых детства

Унесёт меня дорога

В ледяное королевство.

 

В те края, где безначальный,

Северным сияньем пьян,

Разрывая лёд хрустальный,

Дышит древний океан.

 

Там, где кросны скал Рипейских

Ткут прозрачный небосвод,

Белый лунь, певец борейский

Гусли звонкие возьмёт.

 

Пальцы скальда тонки, чутки,

Тронут нерв слепой струны,

И пронзят мне сердце звуки

Первозданной чистоты.

 

1997

 

БЕСЛАНСКИМ МУЧЕНИКАМ

 

Простите, дети,

прощайте, дети –

В небесной солнечной стране

Мне так хотелось бы вас встретить!

Молитесь, дети, обо мне.

 

2004

 

МАСЛЕНИЦА

Костры и солнце, смех девичий,

И кто-то сквозь огонь летит –

Старинный варварский обычай

Привычно душу веселит.

 

Но сердце жаждет снов нездешних,

Проводит зиму на погост,

И ждёт, когда водою вешней

Омоет мир Великий пост.

 

2003

 

АЛЕКСАНДРА И ЕЛИЗАВЕТА

Что за чудо эти лица!

Как по-ангельски чиста

И княгини и царицы

Неземная красота!

 

Ты же, странствующий рыцарь,

Хоть всю землю обойди –

Никогда такие лица,

Никому уж не найти!

 

Мы когда-то пропустили

Сатанинскую орду.

И стрелять им разрешили

В неземную красоту.

 

С той поры наш мир прогневал

Вседержителя Христа.

И ушла от нас на небо

Неземная красота.

 

2007

 

О ВОЙНЕ

 

ВЕСНА СОРОК ПЕРВОГО

Через зелёные поля,

Предвестьем грозным урагана,

Плывёт багровая ладья

Навстречу чёрному дракару.

 

И смерть уже призывно реет

В похожих цветом парусах,

И чей вперёд удар поспеет,

Известно лишь на небесах.

 

И гордецов не остановит

Господь, ни этих и ни тех,

Даруя им свободу воли

Кровавых будущих потех.

 

Когда б вы знали, ратоборцы,

Кто после вас займёт эфир!

Какая нечисть! Из каких колодцев!

На ваших трупах справит пир.

 

Сквозь неба пыльного громаду

Кричат над вами облака –

"Не отверзайте двери ада!"

Но тяжек сон

и сталь крепка.

 

***

Конечно же – враги!

И в мрачных зеркалах

тевтонских шлемов

Ни звёзд, ни солнца

не увидеть мне.

Всё это так, но в битве

при Арденнах

Я всё же на восточной стороне.

 

ДЮНКЕРК

И ведь почти уже свершился

Сей справедливый приговор!

Зачем Адольф остановился,

Мне не понятно до сих пор.

 

ГЕНЕРАЛИССИМУС

(к 50-летию со дня смерти)

Хозяин стальной пирамиды,

Немыслимых прежде высот,

Старик был матёрый, он ведал

Состав государственных вод.

 

Титану такого размаха

Совсем не к лицу темнота –

Ему бы венец Мономаха

И светлое знамя Христа!

 

Но чёрная тень пентаграммы

Сдавила угрюмый Восток,

И рухнули красные скалы

В египетский мёртвый песок.

 

ДРУГОЙ ГЕНЕРАЛИССИМУС

Врагам Христовым

В глотку бандерилья –

Вот кто такой

Наш славный каудильо!

 

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА

Германские полки – оружье Провиденья! –

Нагрянули ордой на бывший град Петра.

"Сей город будет пуст!" Закончилось терпенье,

И очертила круг незримая рука.

 

И наречённый в честь посланца преисподней,

Тот город, как магнит, притягивает смерть,

И пьёт из чаши ярости Господней,

И за собою тянет умереть.

 

И, может быть, печально вспоминали

Текущие рекой на встречу к праотцам

Тот бешеный февраль, когда Царя предали,

Швырнули Божий дар на поруганье псам.

 

Толпой была растоптана корона.

И кровь святых взывала к небесам,

Чтобы с высот Господнего престола

Раздался возглас – «Аз воздам!»

 

Дела земные не остались без вниманья –

Жестоких чисток мрачная пора

Была началом грозным наказанья,

Прологом страшной казни Ленингра.

 

И вот на санках в дальнюю дорогу

Уж едут трупы. Души – пред Судом.

Молясь о них, да убоимся Бога!

И Он, быть может, нас пожалует Царём.

 

ORTHODOX ACTION (2004 – 2006)

 

ОСЕНЬ

По Александровскому саду,

По мокрым листьям, словно тень,

Московский резидент "Моссада"

Бродил, скучая, целый день.

 

Воспоминал младые годы:

То, как студентом здесь гулял,

И привкус затаённой злобы,

Когда на Кремль он взирал.

 

А ныне вместо злобы скука –

Сбылося всё, о чём мечтал.

В Кремле – давно уже Ханука.

И резидент давно устал.

 

«1917 – 2004»

Кровищей по уши залиты,

Но у истока Смерть-реки

Не столь еврейские бандиты,

Сколь автохтонны дураки.

 

Сентябрь 2004

 

***

А на Лубянке делят банки,

Так, всё на свете позабыв,

Что проворонили скотины,

То, как чечен миролюбивый,

Раздав бабло ментам сопливым,

Очередной готовил взрыв.

 

сентябрь 2004

 

***

Известно, чьи агенты в рясах

Под балычок точили лясы –

«Вот мы Россию возрождаем!»

Она-де скоро расцветёт.

 

2084-й

Покрытая пеплом большая страна –

Здесь жили когда-то славян племена.

 

***

Вот мёртвый Ельцин страшным кабаном

Глядит на нас, монгологном.

 

2004

 

ВЫБОРЫ ПУТИНА

С похмелья выйдя из дома,

И зельем залив глаза,

Идут патриоты Содома

И голосуют "за".

 

***

Ну и что с того, что Путин

Притворился православным –

Это маленький антихрист

К нам пришел на пробу сил.

 

А.С.ПУШКИН О «МОНЕТИЗАЦИИ ЛЬГОТ»

Плешивый щёголь, враг труда –

Ай да Путин, ай да сукин сын!

 

январь 2005

 

СМЕРТЬ ГРАЖДАНИНА ПУ

Когда палач на шею вора

Опустит праведный топор,

Мелькнёт ли мысль о льготах скоро

В главе, скатившейся в позор?

 

***

Попытки обмануть меня – нелепы!

Я знаю этой власти сучий нрав.

И даже те, кто раньше были слепы,

Лишившись льгот, вдруг поняли – я прав!

 

АЛЕКСАНДРУ ЛУКАШЕНКО

Батько! Не лезь в ярмо к бандитам,

Побереги родную Беларусь!

Пока Россия в лапах паразитов,

Для вас опасен гибельный союз.

 

ГАЗОВАЯ ВОЙНА ПРОТИВ БЕЛОРУССИИ

Батько, конечно же, не трусит –

Дай Бог подмоги бульбашам!

Чтобы о камень Белой Руси

Разбил башку кремлёвский хам.

 

СОВПАТРИОТЫ

Знать не желая нашей веры,

Впотьмах гадают, Боже мой!

Как либеральную холеру

Лечить червонною чумой.

 

АЛЕКСАНДРУ ПРОХАНОВУ

Скорей удастся Вам скрестить

Ужа с ежом и бабочку с драконом,

Гранит и Гримпенскую зыбь,

Чем Русь Святую с Красным Вавилоном!

 

ДЕМОКРАТИЯ

Их всех провели на мякине,

А с ними и нам заодно

Придётся на тающей льдине

Увидеть кровавое дно.

 

Только смертью закончиться может

Нестерпимый и яростный бред –

Будто Русь без Царя переможет.

На троне. И в голове.

 

***

Ни короля, ни королевства,

Но мы останемся верны,

И порази нас гром небесный,

Коль станем слугами толпы!

 

КАВКАЗ

Им не хватает русского царя. Чтоб их мирил,

И прекращал их бойни.

Особо буйных по мордасам бил,

И брал на службу милости достойных.

 

ЗАПАДЭНЕЦ

Злобы червь Иуду гложет,

Мрачен облик униата.

Всё никак забыть не может

То, что русским был когда-то.

 

УРОК ИНТИФАДЫ
(Басня)

Шахид в толпе евреев

Взорвался, смерти рад.

И он, и иудеи

Попали сразу в ад.

 

Мораль бредовой битвы

Сурова и проста –

Дороги в рай открыты

Лишь павшим за Христа.

 

ИУДЕЯМ

Отриньте чечевицу Люцифера,

И Бог вернёт вам древле первородство,

Святую Авраама веру,

Христовой церкви стиль и благородство.

 

НА 19-ое АВГУСТА

Казалось утром тем далёким –

Ура! Отчизна спасена!

Широким танковым потоком

Сметёт подонков имена.

 

Но в вечер – дикий взгляд с экрана.

В дрожащих пальцах сопли, нос.

И понял я – страна пропала.

Нет главаря! И танки под откос.

 

МОСКОВСКАЯ ЗИМА

Китай пока не до Урала –

Теплом укрыт жестокий город,

И даже бедняков кварталы

Сибирской кровью гонят холод.

Гигантский зверь согрет.

 

Но зябко на душе поэта,

Который слышит: Ангел где-то

Сосредоточенно считает –

Когда тепло, как дым, растает,

Настанет срок сорвать печать,

И можно будет начинать.

 

***

Скок да скок, вот – Хичкок!

И его большие птицы

Не дадут вам веселиться.

 

***

Нас за смертью посылали,

Но её мы не застали –

Словно древний снегоход

По Руси пошла в поход.

 

ПОЭТЫ

 

ИЗ РАЗГОВОРА ХЛЕБНИКОВА С КАМЕНСКИМ

 

«Итак, гряду в Иран!

Мне снятся персиянки, –

Промолвил Велимир,

вина хлебнув глоток –

Прощай же, милый брат!

Вперёд, мои мустанги!

Мной грезит Тегеран

И в даль манит Восток».

 

О ЕСЕНИНЕ

Но не крикнет рать святая,

В горний мир не позовёт.

Тех, кому не надо рая,

Рать другая повлечёт.

 

О КЛЮЕВЕ

Убийца красный – не святей потира!

Раскольный сумрак в голове

Того, чья бесовская лира

Нашла свой смысл в Октябре.

 

***

Убили Гуми-льва

Советские гиены.

А львёнка – за можай,

А львице – плача стены.

 

***

"Ночь, улица, фонарь, аптека" –

Холодный приступ жутких слов

Морозит насмерть человека

В объятьях ледяных оков.

 

А я дышу в свое окошко

И воздвигаю тёплый кров –

Котёнок, печка, валенок, лукошко –

Обитель жарких нежных снов.

 

ХАРМС

Раб Божий Даниил

Был мрачен и уныл.

 

ПОЭТ С.К.

На сорок третьем километре

Стоит немецкий дачный дом –

Трофеем взят из Кенигсберга –

Отец Стефан пьёт пиво в нём.

 

И я там был, мёд-пиво пил.

С богобоязненным Романом

Вдвоём мы слушали Стефана,

И он нам сказки говорил.

 

«МАРТ В МОСКВЕ – НЕ ВЕСНА ПРИШЛА…»

 

1981–й ГОД

Март в Москве – не весна пришла.

Март в Москве – зима сдохла.

Чёрный снег и серая грязь,

И свинцом запылённые окна.

 

Этот день, этот снег, эта грязь.

Под чудовищным мартовским небом

На салазках автобуса ПАЗ

Повезли моего деда.

 

Был крещён в незапамятный год,

А уснул средь ночи – коммунистом.

Пощади его душу, Господь!

И даруй ему облако чисто.

 

Снится мне, как мы ловим ерша

На Оке утром пепельно-мглистым.

Не дай Бог, никому, никогда

Умереть навсегда атеистом!

 

***

Как хорошо скончаться во Христе!

И не смущаясь люциферским воем,

Сквозь толпы демонов на страшной высоте

Промчаться с ангельским конвоем.

 

ЯНВАРСКИЙ СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЁК

Шубейки важные бока,

В галоши валенки обуты.

Пойдём лепить снеговика!

Айда во двор, красавица Анюта!

 

***

На полу лежат игрушки.

Аня дремлет на подушке.

Рядом белый медвежутка,

Говорит – "Вставай, Анютка!"

 

***

Любовь родителя к дитяти

Одна из тех, что держат мир.

Из тех, за что нам умирати –

Любовь к Христу, к отчизне, к ним.

 

ДЕТСТВО

На коньках катаются ребята.

Тихий вечер. Полная луна.

Серебром и холодом объята,

Отдыхает грозная страна.

 

Той страны давно уж нет на карте.

И коньки заброшены давно –

На какой-то неизвестной свалке

Им ночами снится серебро.

 

Об авторе:

Трасковский Андрей Францевич. Родился в Москве в 1969 году.

Первое стихотворение написал в 9 лет под впечатлением от рассказа И.С. Соколова-Микитова «Улетают журавли» («В золотые осенние дни собирались к отлёту журавли…»).

В золотые осенние дни

Улетали на юг журавли.

Покидали болота, озёра,

Покидали родные просторы.

Пролетая над чащей лесной,

Прокричали: «До встречи весной!»

1979

 

Определяющим моментом в творческой биографии автора стало прочтение в 1990 году стихотворения Уильяма Батлера Йитса «Второе пришествие» (перевод С.Я. Красовицкого).

Поэтические предпочтения автора: Хлебников, Йитс, Гумилёв, Заболоцкий, Красовицкий.

Публиковался в изданиях: журнал «Москва», «Православный Путь», «Имперский вестник», «Московский монархический листок».

Адрес для отзывов: traskovskiy13@yandex.ru

Внимание! Вышла в свет книга стихов выдающегося русского поэта Станислава Красовицкого.

С интернет-версией книги можно ознакомиться на сайте traskovsky.com.