* * *

 

Солнце за Ладогу село.

Стало морозным окно.

Быстро в скиту потемнело,

Стало на сердце светло.

 

Так. От Святой Багряницы

Бремя тоски удались.

Реют морозные птицы,

Свечи Вечерни зажглись.

 

Валаам, январь 1992

 

* * *

 

Разум – Трезубец

Невидимых струн,

Смелый отгадчик

Таинственных рун;

 

Есть, - говорит он, - святыня:

В Ладожском море Твердыня.

 

* * *

 

Быстро темнеет на острове сем,

Тени ложатся здесь в виде эмблем,

Сосны похожи на струны,

Трещины в камнях на руны.

 

Много на острове древних святынь.

Белою тенью стоит монастырь,-

Словно задумчивый воин,-

Участи лучшей достоин.

 

Остров с веков собирал свою дань.

Много хранит запечатанных тайн:

Тот, кто внимательно роет,

Новую тайну откроет.

 

ЗИМА НА ВАЛААМЕ

 

Шумите сосны Валаама

В далёком северном краю,

Как над могилою Адама

В его потерянном Раю.

 

Шумите вьюги и метели

Над головой в сей поздний час

И скорбный рыцарь на постеле

С вниманьем выслушает вас.

 

* * *

 

Пускай Руси вершится драма.

Подрублен пал Её шатёр.

Но здесь – здесь Ангел Валаама

Над Нею крылья распростёр.

 

Да не случатся злые бреды

На нашем острове Святом.

Мы проплывём в Ладье Победы

В любые волны со Христом.

 

* * *

 

Сделав лук из радуги,

Горизонт грозит.

Ветерок из Ладоги

Весело сквозит.

 

Из-за мыса дальнего

Вьется черный стяг –

Там плывет из Бярмии

В Англию варяг.

 

* * *

 

Когда страною правит вор и хам;

Закону Божию почти никто не верен,

Тебе дан бедный Валаам,

Тебе дан одинокий Север.

 

Где громоздятся голубые льды,

Здесь означая линию беды...

 

* * *

 

Я знаю – в жизни нужно мало.

Всё остальное ерунда.

Я знаю – в жизни нужны скалы,

Снега и скалы и вода.

 

И из глубокого тумана,

Что не пробил ещё восход,

Как из прекрасного романа

Туле великий восстает.

 

* * *

 

Летит, летит в простор

Громада на руле.

Л.Н. Чертков

 

Былую сталь рассказа

Я предаю словам:

"Нордическая раса

Стремится к островам".

 

Во льду, в когтях тумана

- А впереди земля –

Полотна Мондреана

На мачте корабля.

 

Летит, летит в пространство

Громада на руле,

А впереди по курсу

Божественный Туле.

 

* * *

 

Старый корабль

На старом причале

Вышел на слом...

Видно недаром

Чайки кричали

Ночью на нём...

 

Или быть может

Это был ветер –

Вот ерунда!-

Или быть может

Ты его встретил?

Будет беда.

 

ULTIMA THULE

 

Руками ветер шевелит

И землю всю обнять хлопочет...

А где-то ближе к краю ночи

Туле таинственный лежит.

 

Он обрамлён грядою скал,

Как будто каменной ливреей...

"Там, там живут Гипербореи", -

Скальд седовласый мне сказал.

 

Туда-туда, где всё прошло,

Где неподвижно спит планета,

Где ночи нет, но с краю света

Немного солнышко взошло.

 

ВАЛААМ

 

Где пировали Вил и Нево –

В том месте встали Русь и Небо.

И богатырь варяго-росс

В то место плача щит принёс.

 

Но древний Скандинавский щит

Источник действия бронтид.

И от его движенья вдруг

Погублен будет Петербург.

 

Прим: Вил (Вал) и Нево (сын Вала) – главные божества Вавилона. Угроза Питеру: сейсмические явления на границе Скандинавского Щита и Русской Возвышенности. Отсюда бронтиды – гул, раздающийся из глубин Ладоги.

 

* * *

 

РЫБЫ – РАЗНЫ

Ветер стих.

Тихо –

Мы вошли в залив.

Я сейчас зажгу свечу.

Ты молчишь,

И я молчу.

 

 

 

оглавление