* * *

 

Может статься, ночью тёмной

Через тени облаков

Повернется дом огромный

Вспять на множество веков.

 

И проснется вдруг от скрипа

Карфагенская пустынь

И Тригеций, и Алипий

И Блаженный Августин.

 

И, увидев, что мы рядом,

Бодро нас он оглядит

И явления Порядок

Нам разумно объяснит.

 

ЛЕСТВИЦА ИАКОВЛЯ

 

Здесь место вечности сходило

На нас. В величии простом.

Оно меня освободило.

От бед.

Молитвой и постом.

 

СВЕТИЛЬНИКУ В ВИДЕ ЛАДЬИ

 

Как эта утлая ладья -

Так наша бедная семья -

Она не в мыслях о себе -

Она кадильница Тебе.

 

* * *

на новую квартиру

Он принял часть в устройстве улья.

............................

Ему пришлось сменить как стулья

Архитектуру всех веков

Архитектурой облаков.

 

* * *

 

Отсутствие икон,

Орган.

Желанье сидя слушать Мессу.

Всё это возвращает нас

Назад –

К искусству и прогрессу.

 

СВЯТАЯ БЛАЖЕННАЯ КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ

 

Юрода в буйных и неверных,

Для мира грешного пуста -

Ты в жизни сей подобьем смерти

Для нас премудра и свята.

 

На улицах Петрова Града

За мужа грешного дела

Как бы умершему отрада

Его ты облик приняла.

 

Дела Премудрости святые

Так отразил в тебе Христос,

Который за грехи людские

Их облик на Себе понёс.

 

* * *

 

Кто отражает свой прилог -

Победоносно поступает.

И на идумеян сапог,

Как рыцарь, грозно возлагает

 

Тому не страшна сама смерть.

Он смело ей в глаз посмотрит

И, доказав, что сон нелеп,

Её веселие испортит.

 

* * *

 

Вода времён кругом теснится

В крутых извилинах стремнин.

И поглотить её стремится

Повсюду развращённый мир.

 

Расселись бесы на деревьях,

Играют в гусли и поют

И нам свои стихотворенья –

Отраву жизни подают.

 

Но сквозь смертельные преграды

Мы, ожидая День Творца,

Должны пробиться как солдаты,

Не изменяя до конца.

 

оглавление